Почему суд вправе назначить наказание строже, чем предлагает гособвинитель?

Добрый день, дамы и господа. В этой заметке рассмотрим Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 1183-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шашкова Александра Владимировича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 246 и пунктом 7 части первой статьи 299 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Оспаривались нормы об участии гособвинителя в уголовном процессе, а также о назначении судом наказания при постановлении приговора.
По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку они позволяют суду назначать подсудимому более строгое наказание, нежели предложенное гособвинителем, т. е. фактически выступать на стороне обвинения.
Это нарушает принципы состязательности и равноправия сторон судопроизводства.
Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.
УПК РФ, устанавливая порядок уголовного судопроизводства, закрепляет в качестве прерогативы суда определение вида и размера наказания, подлежащего назначению подсудимому.
При этом УПК РФ не относит такой вопрос к числу полномочий участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения.
Стороны защиты и обвинения вправе высказывать в ходе заседания мнение о возможном наказании подсудимого и их позиция подлежит учету судом.
Между тем это мнение не может расцениваться как ограничивающее дискреционные полномочия суда в выборе вида и размера назначаемого осужденному наказания, в т. ч. строгого, чем то, которое было предложено стороной обвинения.
Наличие у суда таких полномочий не противоречит его роли и месту в состязательном судопроизводстве.
Соответственно, нет оснований для вывода о том, что оспариваемые нормы нарушают конституционные права.

Читайте так же:  Почему у сторон в уголовном деле нет права самим определять присяжных заседателей?
Оцените статью
Юридический портал
Добавить комментарий

Сайт оптимизирован: @tm_project  Landing Club Adblock
detector