Если заемщик получил от займодавца меньше денег, чем указано в договоре, последний считается заключенным на фактически перечисленную сумму

Доброго времени суток, дамы и господа. В этой статье предлагаю проанализировать Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 7 октября 2014 г. N Ф01-3914/14 по делу N А29-6477/2013.

Истец просил расторгнуть договор займа, взыскать с заемщика задолженность и проценты.

Требования были удовлетворены.

Кассационная инстанция оставила состоявшиеся судебные акты без изменения, отметив следующее.

Нарушение сроков уплаты процентов за пользование займом и значительный размер неуплаченных процентов являются существенным нарушением условий договора и основанием для его расторжения.

Довод о том, что ответственность у заемщика по договору наступает только после перечисления всей суммы займа, необоснован.

Договор займа является реальным. Он считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, он считается заключенным на это количество денег или вещей.

Денежные средства по договору займа не были перечислены заемщику в полном объеме. Поэтому первая инстанция правильно решила, что договор займа заключен на фактически перечисленную сумму.

Реальность договора займа подтверждена материалами дела. Доказательства заключения иных договоров займа не представлены. Т. е. условия, на которых заключен спорный договор, не опровергнуты надлежащими доказательствами.

На этом на сегодня это вся информация.

О внесении в ЕГРЮЛ сведений по конкурсному управляющему

Доброго времени суток, дамы и господа. В этой статье предлагаю проанализировать Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 20 января 2015 г. N Ф10-4563/14 по делу N А14-1378/2014.

Регистрирующий орган отказал во внесении в ЕГРЮЛ сведений относительно конкурсного управляющего общества.

Ссылаясь на незаконность такого отказа, конкурсный управляющий обратился в суд.

Суд округа счел отказ неправомерным и пояснил следующее.

По Закону о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего до момента прекращения производства по делу или заключения мирового соглашения либо отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника, иных органов управления, а также собственника имущества должника — унитарного предприятия.

В данном деле отказ был мотивирован тем, что заявитель не представил необходимые для госрегистрации документы, а именно: заявление по форме N 14001 с приложением Листа К.

Так, по Закону о госрегистрации юрлиц и ИП для внесения в реестр изменений, касающихся сведений об организации, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы, представляется заявление.

Такое заявление подается в регистрирующий орган по утвержденной форме.

Между тем в данном деле нужно учитывать спецположения Закона о госрегистрации юрлиц и ИП.

Это положения главы о госрегистрации юрлица в связи с его ликвидацией или исключением из реестра по решению регистрирующего органа и в связи с продажей или внесением имущественного комплекса унитарного предприятия либо имущества учреждения в уставный капитал АО.

Такие спецнормы, в отличие от упомянутых общих положений закона, не требуют представлять заявление по форме N Р14001 для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юрлице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

С учетом этого отказ регистрирующего органа по мотиву непредставления такого заявления неправомерен.

На этом на сегодня это вся информация.

Если в одном из разделов протокола об административном правонарушении нет подписи лица...

Доброго времени суток, дамы и господа. В этой статье предлагаю проанализировать Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 9 декабря 2014 г. N Ф07-9761/14 по делу N А56-74863/2013.

Компания обратилась в суд с целью оспорить наложенный на нее административный штраф.

Суд округа счел, что при наложении штрафа были допущены нарушения, которые влекут отмену постановления контролирующего органа.

Как указал окружной суд, в силу КоАП РФ при составлении протокола физлицу или законному представителю организации, в отношении которых возбуждено дело (а также иным участникам производства), разъясняются их права и обязанности.

О подобном факте делается запись, удостоверенная подписью такого лица или его надлежащего представителя в соответствующей графе протокола.

Упомянутому физлицу или представителю организации также должна быть предоставлена возможность ознакомиться с протоколом. Они вправе представить объяснения и замечания по его содержанию, которые прилагаются к такому документу.

Протокол подписывается этими лицами.

КоАП РФ предусматривает в качестве основания для отмены постановления существенное нарушение процессуальных требований, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

В данном случае протокол был составлен в присутствии представителя компании, действовавшего на основании доверенности.

Однако представителю в нарушение указанных норм КоАП РФ не были разъяснены его права и обязанности.

Об этом свидетельствует тот факт, что в соответствующем разделе протокола нет не только подписи данного представителя (подтверждающей такое разъяснения), но и записи об отказе от подписи.

Такие обстоятельства говорят о том, что компания была лишена гарантий защиты прав, предоставленных ей законодательством.

Соответственно, имеет место существенное нарушение, влекущее отмену постановления по делу об административном правонарушении.

На этом на сегодня это вся информация.

Претензионный порядок урегулирования спора должен быть четко прописан

Доброго времени суток, дамы и господа. В этой статье предлагаю проанализировать Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 января 2015 г. N Ф07-916/14 по делу N А56-10920/2014.

В соответствии с госконтрактом подрядчик обязался выполнить работы, а комитет (госзаказчик) обязался оплатить работы после их принятия предприятием (заказчиком).

Комитет просил взыскать с подрядчика неустойку за просрочку исполнения обязательств по контракту.

Апелляционная инстанция оставила исковое заявление без рассмотрения. Основание — не соблюден предусмотренный контрактом претензионный порядок разрешения спора.

Как следует из материалов дела, подрядчиком была получена претензия.

Апелляционная инстанция исходила из того, что претензия направлена не комитетом, а предприятием. В данном деле оно не обладает процессуальным статусом истца (лица, обратившегося в суд с требованием), а является третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований. Поэтому данная претензия не является надлежащим доказательством соблюдения истцом (комитетом) досудебного порядка.

Но суд округа счел выводы апелляционной инстанции ошибочными.

По смыслу положений АПК РФ претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора подразумевает определенную четко прописанную процедуру, регламентирующую последовательность действий каждой из сторон до подачи иска в суд.

В контракте указано, что при недостижении согласия спор может быть передан заинтересованной стороной на рассмотрение арбитражного суда с соблюдением претензионного порядка. Конкретные требования к форме такого порядка, сам порядок и сроки предъявления претензии контрактом не определены. Также не указано, кто из заказчиков должен направить претензию подрядчику. Кроме того, в силу контракта оба заказчика вправе требовать полного и надлежащего исполнения подрядчиком обязательств по контракту.

Отсутствие четкой регламентации претензионного порядка не позволяет в данном случае ссылаться на его несоблюдение истцом.

На этом на сегодня это вся информация.

О взыскании неустойки по госконтракту на передачу квартир

Доброго времени суток, дамы и господа. В этой статье предлагаю проанализировать Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. N 305-ЭС14-3435 Суд отменил постановление кассационной инстанции, оставив в силе судебный акт апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении встречного иска, поскольку принятие заказчиком части готовых квартир является его правом как кредитора и не может влечь наступления мер гражданско-правовой ответственности

По госконтрактам продавец обязался передать в собственность Российской Федерации в лице госзаказчика (Минобороны России) определенное количество квартир.

К установленному контрактами сроку квартиры в полном объеме госзаказчику не были переданы.

Обе стороны заявили требования о взыскании неустойки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ согласилась с апелляционной инстанцией, которая при новом рассмотрении дела взыскала с продавца часть заявленной неустойки и отказала ему во встречном иске. При этом было отмечено, в частности, следующее.

Апелляционная инстанция обоснованно отклонила довод продавца о том, что заказчик является просрочившим кредитором. Она установила, что продавец не формулировал однозначно выраженного волеизъявления передать заказчику все квартиры, а обуславливал исполнение своего обязательства подписанием допсоглашений. Исполнение под условием не может признаваться надлежащим исполнением обязательства продавца по передаче недвижимости.

Следовательно, Министерство не может быть признано просрочившим кредитором как лицо, уклонившееся от принятия исполнения, поскольку обязательство прекращает надлежащее исполнение.

Заявленная истцом неустойка снижена правомерно, поскольку она не может начисляться при отсутствии защищаемого субъективного права.

Заказчик рассматривал неустойку как способ обеспечить договорное обязательство по передаче квартир. Однако судя по претензии, направленной продавцу, уже тогда заказчик не намеревался принимать квартиры, а предлагал расторгнуть контракты в связи с существенным нарушением их условий.

Таким образом, заказчик утратил интерес к основному обязательству, тогда как требовал неустойку, заявленную именно как способ обеспечения обязательства, интерес к которому фактически им утрачен. Требование взыскать неустойку за период после того, как заказчик утратил интерес к обеспечиваемому ею обязательству, является злоупотреблением правом.

Принятие заказчиком части готовых квартир является его правом как кредитора и не может влечь наступления мер гражданско-правовой ответственности (взыскания неустойки).

На этом на сегодня это вся информация.