Низкая плотность дофаминовых рецепторов

Низкая плотность дофаминовых рецепторов

Маркер связан с плотностью дофаминовых рецепторов на клеточной мембране. Исследуется для выявления генетической предрасположенности к курению, алкогольной и наркотической зависимости, оценки способности концентрировать внимание и обучаемости.

Полиморфизм длин рестрикционных фрагментов.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь, буккальный (щечный) эпителий.

Как правильно подготовиться к исследованию?

Специальной подготовки не требуется.

Локализация гена на хромосоме

Ген DRD2 кодирует рецептор дофамина – белок, располагающийся на поверхности нейронов, сопряженный с G-белками и ингибирующий аденилатциклазу под воздействием дофамина. Ген ANKK1 располагается в регуляторной зоне гена DRD2 и регулирует его экспрессию.

Генетический маркер C2137T

Участок ДНК в кодирующей области гена ANKK1, в котором происходит замена цитозина (С) на тимин (T), называется генетическим маркером C2137T, также известным как полиморфизм TaqIA дофаминового D2 рецептора (dopamineD2 receptorTaqIAC>Tpolymorphism). В результате происходит замена аминокислоты глутамин на лизин (Glu713Lys) в позиции 713 аминокислотной последовательности белка ANKK1.

Возможные генотипы

Встречаемость в популяции

Встречаемость Т-аллеля в европейской популяции составляет 18 %.

Ассоциация маркера с заболеваниями

  • Алкоголизм
  • Наркомания
  • Никотиновая зависимость
  • Игромания

Общая информация об исследовании

В организме человека вырабатывается «гормон удовольствия» дофамин. Относящийся к семейству катехоламинов, дофамин является нейромедиатором и осуществляет передачу импульсов между нейронами. Дофамин участвует в биохимическом обеспечении множества процессов, протекающих в центральной нервной системе, как базовых форм поведения (приём пищи, избегание опасности, половое поведение), так и высших видов деятельности (мотивация, обучение, тонкая моторная координация, память, внимание). Дофамин выделяется в качестве поощрения, при достижении человеком какой-либо цели и вызывает чувство удовольствия.

Дофамин воздействует на специфические дофаминовые рецепторы, располагающиеся на поверхности нейронов (в синапсах – местах контакта нейронов между собой). Нарушение работы дофаминеэргичесокой системы ассоциировано с неврологическими и психическими заболеваниями. А дофаминовые рецепторы часто являются мишенями действия различных лекарственных препаратов.

Существует два типа дофаминовых рецепторов: D1 (включает в себя D1- и D5-рецепторы, воздействующие на аденилатциклазу) и D2-подобные (D2-, D3- и D4-рецепторы). Ген DRD2 кодирует рецептор D2, локализованный на дофаминергических нейронах. Существует несколько альтернативных вариантов (аллелей) данного гена, появившихся в результате однонуклеотидного полиморфизма. В гене DRD2 изучено несколько полиморфных сайтов, часть из которых расположена в последовательности, кодирующей белок. Нуклеотидные замены в них могут изменять структуру белка, тем самым нарушая его функцию. Для некоторых аллелей показана ассоциация с шизофренией, а также с аддиктивным поведением (алкогольной и наркотической зависимостью, курением, игроманией).

На регуляцию экспрессии гена DRD2 оказывает влияние ген ANKK1, локализующийся с ним рядом. Один из полиморфных локусов гена ANKK1 располагается в позиции 2137 в 8-м экзоне, в нём может происходить замена цитозина (С) на тимин (T). Данный участок называется генетическим маркером C2137T, или TaqIA (rs1800497 – номер по dbSNP). В результате аминокислота глутамин замещается на лизин (Glu713Lys) в позиции 713 аминокислотной последовательности белка ANKK1.

Белок ANKK1 является негативным регулятором экспрессии транскрипционного фактора – ядерного фактора каппаВ (NF-κB, NuclearFactor-KappaB), регулирующим в свою очередь экспрессию гена DRD2. Следствием аминокислотной замены в ANKK1 является нарушение регуляции экспрессии гена NF-κB и опосредованное им снижение плотности D2 рецепторов в головном мозге. Основной аллель гена ANKK1 с азотистым основанием С в позиции 2137 обозначается А2, а измененный минорный аллель Т обозначается как А1. У носителей А1-аллеля наблюдается 30-процентное снижение плотности дофаминовых рецепторов D2 во всех участках полосатого тела (комплекс подкорковых узлов (базальных ганглиев), входящих в экстрапирамидную систему головного мозга).

Проводились исследования, связанные с изучением ассоциации генотипа по маркеру C2137T и процессов обучения на основе обработки стимулов обратной связи. То есть оценивалась эффективность обучения по избеганию действий с отрицательными последствиями. В группе носителей минорного аллеля А1 обучение проходило менее эффективно, чем в группе носителей основного аллеля.

Интересная гипотеза возникла у ученых в связи с возможной ролью снижения плотности рецепторов дофамина на примере синдрома недостатка вознаграждения (состояние, при котором «вознаграждающий центр мозга» медленно активируется). Хорошо известно, что при нормальных условиях дофамин выделяется в синапс, связывается с рецепторами дофамина, вызывает эйфорию и снимает стресс. Синдром недостатка вознаграждения характеризуется снижением базального уровня дофамина из-за недостаточной мощности рецепторов, и это приводит к необходимости поиска человеком событий, способных вызвать повышение уровня дофамина для хорошего самочувствия (это может быть достигнуто за счет наркотиков, азартных игр, алкоголя и т.д.).

Таким образом было показано, что снижение плотности дофаминовых рецепторов у носителей аллеля А1 снижает чувствительность к негативным последствиям и толкает людей на поиск событий, которые смогут привести к повышению уровня дофамина, что может объяснить повышенный риск развития аддиктивного поведения. Всё это подтверждается исследованиями, показывающими ассоциацию А1-аллеля с алкоголизмом, наркоманией, курением и игроманией.

Плотность рецепторов дофамина в головном мозге также может влиять на пищевое поведение. При стрессовых состояниях большинство людей склонно снижать уровень потребления пищи. Было показано, что у подростков, на которых оказывалось психологическое влияние (контроль) со стороны их родителей, потребность в еде повышалась, если они являлись носителями как минимум одного аллеля А1. Другие исследования показывают, что люди, страдающие ожирением, проявляют больший интерес к еде и сильнее стремятся ее добыть, если в их генотипе присутствует аллель А1.

Исследование данного генетического маркера может быть использовано для определения риска развития какого-либо аддиктивного поведения (склонности к алкоголизму, наркомании, курению, ожирению вследствие переедания и других).

Оценка генотипа по маркеру:

  • С/С – генотип, не ведущий к снижению плотности рецепторов дофамина в головном мозге
  • С/Т и Т/Т – генотип, ведущий к снижению плотности рецепторов дофамина в головном мозге

Интерпретация результатов исследования должна проводиться врачом в комплексе с другими генетическими, анамнестическими, клиническими и лабораторными данными.

Для данного маркера не существует понятия «норма» и «патология», т. к. исследуется полиморфизм гена.

Источник

Дофаминовая теория: удовольствие и шизофрения

Шизофрения – сложное заболевание, причины которого до конца достоверно не установлены. Существует много предположений о её происхождении. Дофаминовая теория – одна из них. Она основана на повышении активности нейромедиатора дофамина и, по праву, считается самой правдоподобной.

Что такое дофамин и как он действует

Дофамин относится к группе нейромедиаторов. То есть, это вещество, участвующее в передаче нервного импульса.

Этот процесс происходит в клетках нервной ткани – нейронах благодаря их строению. Нейроны состоят из тела, от которого отходят 2 вида отростков:

  • аксон – длинный отросток, он передает импульс другой клетке;
  • дендрит – короткий отросток, он принимает импульс от другой клетки.

В месте соединения аксона одной клетки и дендрита другой образуется пространство – синапс. Каждый нейрон имеет синаптические пузырьки, где и находятся медиаторы. Нервный импульс активирует выделение нейромедиатора из пузырьков аксона в синапс. И затем они «поглощаются» оттуда дендритами другой клетки.

Но не все количество медиатора участвует в передаче импульса. Часть его переходит в пресинаптическую область через обратный захват. Таким образом нейромедиаторы высвобождаются и поглощаются по всей нервной цепочке и происходит передача нервного импульса, и, следовательно, информации.

Именно таким медиатором и является дофамин наряду с серотонином, гистамином, глутамином, ГАМК. Из него синтезируется адреналин и норадреналин, тоже передающих нервные импульсы.

Дофамин вырабатывается непосредственно в мозге. Поэтому, когда его искусственно вводят в кровь, он действует только лишь как гормон, а в подкорковые мозговые структуры он не проникает.

Главное место его мозговой концентрации – это средний мозг, а именно: черная субстанция и вентральная покрышка. Отсюда он передается в стриатум – отдел конечного мозга, участвующий в регуляции мышечного тонуса, двигательной активности, возникновения условных рефлексов и функционирования внутренних органов.

Дофамин также распространяется и в лимбическую систему, влияющую на возникновение эмоций и автоматизмов, регулирующую смену сна и бодрствования, контролирующую обоняние и деятельность наших органов.

Как мы получаем удовольствие

Главная роль дофамина – участие в регуляции «системы вознаграждения». Эта структура, которая обеспечивает ощущение положительных эмоций. Другими словами, дофаминовый медиатор провоцирует появление чувства удовольствия и удовлетворения. Действие системы поощрения тесно связано с системой наказания. Их союз обеспечивает формирование стойкого поведения.

Объекты и действия внешнего мира, вызывающие у нас положительные чувства, получают от нас взамен с помощью дофамина первичную психологическую награду, то есть хорошее отношение к ним. К таким базовым объектам относят еду, процесс размножения и противоборства.

Вторичная награда обеспечивает для предметов и состояний их ценность и первую необходимость для нас. Например, ценность еды, денег для нас неопровержима.

Дофамин и серотонин – два главных стимулятора, которые хозяйничают в системе поощрения.

Такая функция нейромедиатора впервые была выявлена двумя американскими учеными в 1954 году. Они проводили исследования на крысах, установив в отдельной части их мозга электроды. Они нажимали рычаг, установленный в клетке у животного, подвергая зону с электродами небольшим разрядам тока, активировали ее. Затем животные научились сами нажимать на рычаг, и впоследствии делали это по своей инициативе практически 1тыс. раз в час, забыв о еде и сне. Ученые пришли к выводу, что стимулируемая зона была центром наслаждения. Именно она и находится под дофаминовым контролем.

Таким путем было установлено, что дофамин – это биологически активное вещество, вызывающее чувство удовольствия.

Благодаря специальному прибору – радионуклеидному топографическому маркеру, в ходе исследований на мышах, шимпанзе и человеке было установлено, что дофаминовый медиатор выделяется и вызывает положительные эмоции не только в момент совершения действия. Оказалось, что даже сама мысль о чем-то приятном для нас стимулирует этот процесс. Таким образом, дофамин участвует в формировании оценки и мотивационных установок.

В ходе исследований у самцов мышей уровень дофамина начинал повышаться уже при виде самки. У шимпанзе он возрастал, когда они видели еду.

У человека содержание дофамина повышается уже при воспоминании о субъективно приятном, то есть значимом именно для него, событии или когда он о чем-либо мечтает. Причем человеку достаточно припомнить не конкретное событие, а всего лишь место, где оно произошло. Например, парень сделал девушке предложение руки и сердца на мосту. Это стало для нее радостным и приятным событием. И теперь, мимолетно пробегая по нему и не обдумывая каждый раз это событие, дофаминовый уровень у нее повышается все равно.

Если действие или состояние перестает быть для нас приятным и значимым, или вызывает у нас негативные эмоции, количество медиатора снижается ниже нормы.

Таким образом, дофамин стимулирует центр удовольствия. Его уровень повышается выше нормы, когда мы испытываем положительные эмоции. И снижается, когда нас сопровождают неприятные чувства.

Другие функции

Дофамин не только участвует в формировании чувства удовольствия. Доказана его роль в возникновении и другого чувства, такого как любовь, особенно материнская. А еще он вызывает привязанность к партнеру и развивает концепцию верности между супругами.

Медиатор принимает участие в развитии когнитивных функций. В частности, его повышение необходимо для быстрого перевода внимания с одной деятельности на другую. В противном случае, при уменьшении его количества, у человека появляется инертность, а также персеверации – состояние, при котором происходит многократное автоматическое повторение какой-то фразы, действия, выражения эмоции.

Нейромедиатор формирует у нас возможность анализировать свои поступки, ошибки, пересматривать свое поведение, делать выводы. У людей с его дефицитом отсутствует критическое мышление, они игнорируют свой негативный опыт.

Замечали вы за собой такое: заходите в интернет, чтобы задать конкретный вопрос, а через минут 40 понимаете, что читаете уже совершенно о другом. Это все дофамин. Он вызывает у нас желание искать ответы на вопросы, способы их решения, познавать мир и существовать в нем. А еще он формирует у нас чувство гордости за свои достижения.

Дофамин рождает в нас жажду поиска информации. Мы прекращаем искать только в том случае, когда знаем ответ на вопрос.

Исследователи провели эксперимент. Поставили в супермаркете стол с 6 банками варенья и предлагали прохожим дегустировать. При этом из общего числа посетителей варенье попробовали 60%. 17 человек выбрали и приобрели для себя лакомство.

Затем банок стало 24. Процент дегустаторов снизился до 40, покупателей – до 2. Вывод: увеличился выбор – сложнее стало найти ответ, то есть определиться с выбором. В обоих экспериментах дегустаторы испробовали максимум 4 сорта продукта.

Активизируя работу экстрапирамидной системы, дофамин увеличивает двигательную активность и устраняет заторможенность. Снимая мышечный спазм, он освобождает от скованности движений. Его антагонистами в этой работе являются ацетилхолин и ГАМК.

Дофаминовая теория шизофрении

Чтобы понять место дофаминовой теории шизофрении и самостимуляции в развитии болезни нужно немного разобраться в сущности самого недуга.

Шизофрения – полисимптомное психическое расстройство, сопровождающееся разрушением мышления и эмоциональной сферы.

В клинике заболевания различают 2 группы симптомов:

  • позитивные – психопродуктивные;
  • негативные – психодефицитарные.

К продуктивным симптомам относят бред, галлюцинации и нарушения мыслительной деятельности:

  • бред влияния посторонних сил из окружающей среды, величия;
  • утверждение, что мысли, возникающие у человека, кто-то ворует из головы или помещает в нее;
  • ощущение, что его мысли слышны всем;
  • больной слышит голоса, которые комментируют его деятельность и размышления, ведут беседы между собой;
  • бессмысленная речь, поведение, мышление: выдумывание новых слов, разрыв мыслей.

К негативной симптоматике относят:

  • алогия – бедность речи;
  • ангедония – невозможность получить удовольствие;
  • апатия;
  • абулия – отсутствие воли;
  • сниженная эмоциональность.

Различают несколько видов шизофрении в зависимости от преобладания тех или иных признаков:

  1. Простая форма – преобладание негативных симптомов, таких как эмоциональная бедность, снижение воли, отстраненность от людей. Она развивается постепенно, бред и галлюцинации отсутствуют.
  2. Параноидная форма – характерны бред и галлюцинации.
  3. Кататоническая форма – связана с нарушениями двигательной активности. Кататонический ступор сменяется кататоническим возбуждением. В ступоре человек застывает в определенной позе, не может пошевелиться, не говорит и не способен управлять своим телом. Но сознание при этом сохраняется. И при выходе из этого состояния больной с точностью пересказывает, что происходило вокруг него, и что он слышал. Возбуждение проявляется в импульсивном поведении. Человек бегает, кричит, проявляет агрессию.
  4. Гебефреническая форма – начинается в подростковом возрасте. Проявляется в эмоциональных и волевых нарушениях. Характеризуется неадекватным поведением, дурашливостью, беспричинной веселостью, неспособностью переживать за кого-то, отсутствием эмоциональной привязанности.

Сторонники дофаминовой гипотезы утверждают, что шизофрения развивается тогда, когда изменяется уровень дофамина в мозге и поддерживается длительное время. У здорового человека он практически постоянно находится в пределах одного значения. Его всплески или спады случаются регулярно, но они кратковременны.

Но в случае, когда такие изменения становятся более стойкими, развивается заболевание. Если количество дофаминового медиатора становится выше нормы, это вызывает продуктивные симптомы: бред, галлюцинации, больной становится возбужденным, у него появляются сверхценные идеи. Когда уровень дофамина падает, человек переживает негативные признаки болезни: апатию, снижение эмоций и волевых побуждений.

Виды дофаминовой теории

Сторонники данной гипотезы имеют разнообразное мнение насчет того, почему в мозге стойко изменяется уровень медиатора.

Одни говорят о том, что это врожденная особенность, которая передается по наследству. Но такое мнение имеет много противоречий. К примеру, Гитлер отдавал приказы уничтожать или стерилизовать людей, больных шизофренией, чтобы «очистить» нацию. Но через несколько поколений количество больных шизофренией вернулось на прежний уровень и даже стало выше. Это противоречит наследственной теории, так как в этом случае прежний уровень показателей восстанавливался бы дольше.

Проводились опыты и над заключенными. Здоровых людей тюремщиков лишали сна, и через некоторое время у них проявлялись положительные признаки болезни, которые сводили их с ума. Увеличение количества дофамина подтверждалось инструментально.

Самостимуляция

Более вероятной кажется приобретенная теория. Согласно ей, уровень дофамина в мозге изменяется под действием самостимуляции.

Как говорилось ранее, дофаминовый уровень повышается, когда мы припоминаем какое-то приятное для нас событие, вызывающее у нас положительные эмоции. Все мы мечтаем о чем-то, периодически прокручивая в голове позитивные и выгодные для нас сценарии. И это нормально. Здоровый человек, мечтая, строит определенные планы и в реалии движется к своей мечте.

Патология начинается тогда, когда человек злоупотребляет своими фантазиями. Он постоянно представляет себе волнующее его событие, мечтает и продуцирует сверхидеи. В это время у него в головном мозге выделяется дофаминовый стимулятор. Он испытывает удовольствие, настроение повышается.

Впоследствии развивается явление, получившее название «переключение с цели на процесс». Он начинает мечтать слишком часто и бесконтрольно ради чувства удовольствия, «дозы» дофамина. И он продолжает выделяться. Напоминает это наркотическую зависимость.

Чтобы стимулятор вышел из синапса, нужно некоторое время. Если за этот период здоровый человек переключит свое внимание на более спокойные вещи, то уровень медиатора восстановится.

Больной шизофренией продолжает думать «о хорошем», стимулируя дальше выработку дофамина и его накопление в синапсах. В конечном итоге его количество становится настолько большим, что оно переполняет синаптическое пространство, а антидофаминовые системы не справляются с его инактивацией.

Чем больше человек размышляет о своей интересной идее, тем большее удовлетворение он получает от процесса. Многократно повторяясь, такая связь стабилизируется и доводится до автоматизма. Постепенно индивид еще чаще, порой даже неосознанно, возвращается к своим сверхмыслям, чтобы получить удовольствие. Они приобретают маниакальный характер.

Мозг свыкается с повышенным содержанием медиатора, и более приземленные, обыденные идеи ему становятся неинтересны. И если одна мысль перестает волновать, то он ищет другую, более интересную. Со временем человек зацикливается только на маниакальных мыслях. Они поглощают все его время, мешая сконцентрировать внимание на чем-то полезном, но не таком фееричном.

Индивид отрывается от реальности, не может работать, нарушаются его социальные связи. Жизнь становится тусклой, и он все больше уходит в свой нереальный мир.

Работая в таком режиме, в системе поощрения возникают сбои. Мозг начинает функционировать хаотично, он уже не различает, где действительность, а где фантазия. Маниакальная идея становится все более привлекательной. Впоследствии реальность путается с фантазией, и в голову приходят воспоминания, не существующие в действительности.

Человек не понимает, откуда в его голове берутся подобные мысли. Пытаясь это объяснить, он считает, что ему их вложили, например, инопланетяне. Зашкаливший дофаминный уровень продуцирует в мозге голоса и образы. Впоследствии именно галлюциногенные образы принимаются за существующих людей. В общем, происходит формирование продуктивных симптомов шизофрении, и развивается заболевание.

Все изменения, которые происходят с больным, настолько реалистичны, настолько поглощают его, что прошлый опыт кажется ему неправильным. И он старается выбрать «истинный» путь: ударяется в религию, чаще культ или секту, отвергает общепринятые правила поведения, теряет примитивные навыки.

Но если вы, прочтя данную информацию, решили для себя, что позитивные мысли – это зло, то вы ошибаетесь. Позитивное мышление мотивирует нас, способствует реализации наших планов и достижению цели. Оно необходимо нам для полноценной и счастливой жизни. Главное – не передозировать. Если вы замечаете за собой, что подобные мысли становятся слишком навязчивыми, спросите себя: а для чего я об этом думаю так часто?

Шизофрения и нейролептики

Нейролептики при шизофрении помогают снизить проявления бреда и галлюцинаций. Почему? Да потому что они снижают уровень дофамина! Классические нейролептики блокируют исключительно дофаминовые рецепторы, тогда как препараты нового поколения влияют и на рецепторы серотонина, гистамина и других медиаторов.

При лечении нейролептическими препаратами стоит учитывать, что длительный их прием вызывает развитие толерантности. Дофаминовые рецепторы блокируются, но мозг отращивает новые. Эта защитная реакция для поддержания нейромедиатора в норме.

Если резко отменить прием препарата, то разблокируются старые рецепторы, присоединятся к новым. И дофаминовый медиатор снова зашкалит, провоцируя возникновение бреда и галлюцинаций. Поэтому нейролептики отменяют постепенно, медленно снижая дозу.

Рекомендуется назначать нейролептические средства в таких дозах, которые будут понижать уровень дофамина не до нормы, а чуть ниже. При этом сверхидеи перестанут вызывать подъем медиатора выше допустимого значения, и удовольствие не возникнет. Идея станет неинтересна больному, и вскоре он от нее откажется. Затем дозу нейролептика постепенно снижают, чтобы дофамин не упал совсем.

Но для человека с шизофренией наилучший способ борьбы с болезнью – научиться контролировать свои мысли, пресекать их заблаговременно хотя бы в период ремиссии. И наилучший способ их преодоления – это контраргументы, то есть противоположные идеи.

Например, человек чувствует, что его готовится посетить сверхмысль. В этой ситуации он должен твердить себе, что у него есть более важные дела, сейчас не время об этом думать.

В то же время, отстраняя себя от патологических размышлений, у больного появляется много времени. Его нужно заполнить. Здесь велика вероятность пристраститься к занятиям, которые также способны активизировать выработку медиатора: алкоголь, наркотики, азартные игры. То есть, на этом пути встречаются камни преткновения и соблазны, которые больной должен учиться контролировать и обходить.

Научившись держать под контролем свои размышления, для шизофреника может встать вопрос о снижении дозы препарата.

Но не всегда сверхидеи вызывают у пациента всплеск дофамина и положительные эмоции. Зачастую у них возникает апатия и депрессия. Такие реакции развиваются под действием навязчивых мыслей о конце света, о заполонении Земли инопланетянами и др., а также от проблем в реальной жизни, вызванных болезнью.

В этом случае нейролептики противопоказаны категорически, так как количество дофамина у таких пациентов и так катастрофически снижено. Данные препараты только усугубят ситуацию. Здесь, вероятней всего, будут уместны антидепрессанты.

Искусственное повышение дофамина

Когда человеку не хватает красок, удовольствия и радости в жизни, он стремится сам поднять уровень дофамина для их достижения. Нередко – с помощью наркотиков.

Эти вещества не содержат стимулятор в чистом виде, так как из крови он все равно не может преодолеть энцефалический барьер. Они являются стимуляторами дофаминергической системы, способствуя его концентрации в синапсах нервных клеток. Наркотики повышают содержание дофамина в 10 раз.

Действие различных наркотических средств не одинаково:

  • амфетамины активизируют непосредственно выброс медиатора;
  • кокаин предотвращает обратный его захват, способствуя его накоплению в синапсах;
  • морфий, никотин действуют по принципу физиологических нейромедиаторов.

Употребляя наркотические препараты и активизируя выброс медиатора, развивается сбой системы удовлетворения и следующая картина. Появляется чувство сверхудовольствия, мир становится полон ярких красок. Любая цель кажется достижимой. Мозг себя не контролирует и не хочет переключаться с захватывающих ощущений на реальность.

Подобные сильные ощущения не появляются после первого приема наркотиков. Для их достижения нужен системный прием. С каждым употреблением дофамин накапливается в синаптическом пространстве, все больше усиливая переживания.

Картина напоминает развитие шизофрении, только в случае с ней повышение медиатора провоцируется мыслями, а у наркомана – при помощи психоактивных веществ.

Когда действие наркотиков заканчивается, происходит резкое падение количества медиатора в мозге. Наступает апатия и депрессия. Наркоман вынужден принять новую дозу для повышения настроения.

Когда появляются проблемы в социальной жизни, количество дофамина становится еще меньше. А потребность в «наркоте» выражается больше. Теперь это не способ получить удовольствие, а возможность забыть о проблемах.

Потребность увеличить дозу возникает в том случае, когда мозг привыкает к повышенному количеству медиатора.

Итак, дофаминовая теория основана на утверждении, что наши эмоции зависят от уровня нейромедиатора дофамина. Положительные эмоции связаны с его повышением, а отрицательные – с его понижением. Манипулируя этими процессами, мы способны вызывать у себя чувство удовольствия и другие приятные ощущения.

Но в случае чрезмерной, патологической самостимуляции у нас существует опасность заработать такое тяжелое психическое заболевание как шизофрения. А «помощь» извне в виде наркотиков вызовет психическую зависимость и деградацию личности.

Будьте осторожны в своих желаниях. И всем крепкого психического здоровья!

Источник

Оцените статью
Юридический портал
Добавить комментарий

Adblock
detector